ala kurdistan
Ey Reqîb

Будущее иракских курдов

В этой статье я попытаюсь ответить на два вопроса: во-первых, о статусе иракских курдов в Северном Ираке и, во-вторых, будет ли Курдистан продолжать развивать себя как квазигосударство, избегая прямой толчок к суверенитету Курдистана или вероятный сценарий курдской независимости?

Пять миллионов иракских курдов в настоящее время живут в курдском автономном округе, который состоит из четырех провинций Дохук, Эрбиль, Сулеймания и Халабджа. Столица Регионального  Курдистана – древний город Эрбиль, с населением 1,5 миллиона человек.

Несмотря на меньшее количество иракские курды сыграли гораздо более важную роль в стране, чем те, кто живет в Турции, Иране и Сирии.

В отличие от большинства районов Ирака, Курдистан безопасный, стабильный и относительно благополучный. Регион является многонациональным и многоконфессиональным, с арабами, ассирийцами, туркменами, мандеями и езидами. В Региональном Курдистане в 1992 году были проведены выборы, он имеет свой парламент и курдское региональное правительство (КРП).

КРГ имеет потенциал для производства более 500 000 баррелей нефти в день и планирует удвоить это количество до одного миллиона баррелей в следующем году. С этого года, более 30 стран имеют консульские торговые представительства и офисы в КРГ, включая Турцию и Иран.

Курдская армия Пешмарга считается одной из лучших боевых сил в мире, в резком контрасте со слабой и распадающейся иракской армией. Это, пожалуй, самая известная армия, в ряды которой входят  женщины бойцы.

Иракские курды стремились к собственному государству более чем 100 лет. Им обещали автономию неоднократно, но вместо этого курды только наблюдали агрессию со всех сторон.

Саддам Хусейн начал геноцид кампании аль-Анфаль против курдов в заключительных этапах ирано-иракской войны, с 1986 по 1988 годы, в эти года было уничтожено 182 000 человек.

В 1988 году Саддам скинул химические бомбы на город  Халабджа, убив тысячи и ранив многих жителей. Жертвы, которые выжили, продолжают нуждаться в медицинской и психологической помощи, а также в финансовой помощи и реабилитации.
Западные правительства знали о таких преступлениях против человечества, но никаких официальных возражений не были предприняты. Только в 1991 году, после свержения режима Саддама Хусейна, Региональный Курдистан получил автономию, которую он сохраняет и по сей день.

Не удивительно, что отношения с иракским центральным правительством в Багдаде были спорными. Основные разногласия по вопросам политического разделения власти, доля бюджета страны и спорных территорий.

Сделки с Багдадом о бюджете были выгодны для КРГ, курды наконец получают конституционные полномочия 17 процентов бюджета, к тому же, Курдистан может экспортировать нефть прямо из своих нефтяных месторождений в Турцию.

Интересно, что эта сделка включает в себя нефть из Киркука, который является спорной территорией, которую  КРГ удалось вернуть под свой контроль после роста террористической организации Дааш.

По-прежнему существует огромное желание среди курдского населения и его партий объявить независимости от Ирака, курды являются реалистичными.

Во-первых, многое зависит от готовности Багдада продолжать выполнять свои юридические обязательства, в частности в отношении разделения власти и бюджетной сделки.

Во-вторых, КРГ взяв под свой контроль спорные районы, не застрахован от конфликта арабских и туркменских групп населения.

В-третьих, вопрос о том, признают ли страны, особенно соседние государства, когда-либо независимость курдов, если она будет объявлена.

В-четвертых, неясно, кто будет руководить независимостью, учитывая, что некоторые страны обязаны выступить против него.

В-пятых, есть вероятность того, что иракское правительство будет выступать против такого шага, и это приведет к жестким мерам по формированию альянсов с арабскими государствами, по такому же принципу, как арабская коалиция формируется против йеменского аль-Хути.

В то же время, как Ближний Восток остается в смятении с радикальными джихадистами Дааш, курдское региональное правительство становится перспективным экономическим игроком. В то же время, Курдистан пока функционирует, как несовершенна модель демократии для Ближнего Востока.

Для курдов, остается только один вариант - а именно, союз с международным сообществом, чтобы получить поддержку для будущего.

Если независимое курдское государство необходимо, то эта опция должна быть серьезно рассмотрена. New Straits Times/ Перевод: Антонова Евгения.

ПСКмедиа

Комментарии только разблокирована после модератор одобрил их.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <br> <p>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.

Rojname Kurdish News

Политика

Эрбиль, Курдистан - В послании по по случаю 25-й годовщины  химического нападения  на Халабджу, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал убийственную жестокость Саддама Хусейна как престу

Аналитика

Так, к примеру, турецкий режиссер Мустафа Алтыоклар несколько раз публично выступал даже за необходимость отделения Курдистана (!) для последующего объединения с Турцией на равных условиях

СМИ

В газете Вашингтон таймс опубликована  заметка журналиста Jennifer Harpe в которой он  пишет, что численность курдского населения округа Нешвилл, за последные годы, значительно увеличилась и этот р